Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

дверь door

Система оценки книг

1 из 4
Книга нудная, язык повествования дубовый (часто изгаженый некачественным переводом). Сюжет или прост донельзя, или вообще отсутствует. Герои изображены схематично, их цели и поступки абсолютно нелогичны. Чтоб сгладить отсутствие сюжета и глубины, книга заполнена мордобоем, садизмом и сексом. Что, впрочем, её не спасает. Автор не имеет понятия, о чём пишет, будь то альтернативная история, космолёты или двуручные мечи.

Книгу бросают на середине, или дочитывают до конца из принципа: "раз уж деньги плОчены". Дочитав, закидывают на антресоли, чтоб не занимала места.

2 из 4
Книга в целом интересная. Сюжет укладывается в один из шаблонов ("герой убивает Чёрного Властелина", "попрошайка оказывается Принцем", и.т.п.) Хорошо проработаны один-два главных героя, при этом главный герой всегда крут, а героиня прелестна. Остальные персонажи только для декорации, они все или "наши", или "враги", градаций не допускается. Где-то в середине книги возникает желание заглянуть в эпилог и узнать, "кого убили", "вышла ли она за него", и.т.д. Впрочем, это желание можно побороть.

Книгу читают до конца, после чего ставят на полку, к десятку книг той же серии (и того же автора) - всегда приятно иметь собрание сочинений. Кроме того, стоящие в ряд книги с одинаковыми обложками выглядят стильно. Второй раз книгу не перечитывают.

3 из 4
Книга интересна, читается взахлёб, хотя в некоторых местах может провисать. Язык книги - литературный, часто стилизованый под место и время действия книги. Сюжет сильный, привлекает неожиданными поворотами и загадками-разгадками. Персонажи похожи на живых людей, со своими страстями, эмоциями и заблуждениями. Раскрываются не только действия героев и злодеев, но и их внутренний мир. Поддерживается разумный баланс между "приключениями духа" и "приключениями тела".

Книгу читают раз, другой. Берут с собой в дорогу. Дают почитать друзьям. В конце концов, книга попадает на книжную полку. Но ещё много раз о ней вспоминают и перечитывают.

4 из 4
Книга великолепна. Она не только доставляет удовольствие, но и заставляет задуматься над затронутыми в ней проблемами. Может даже изменить взгляды читателя на жизнь. Сюжет не вписывается в стандартный набор шаблонов или, наоборот, взламывает стандартный сюжет, разворачивая его на 180". Книга удивительно точна в описании истории и географии придуманного мира. Герои выписаны так качественно, что читатель сопереживает им. Автор не боится убивать главных героев, книга далеко не всегда кончается "хеппи-эндом". В книге нет изначально отрицательных персонажей: маньяков, чёрных властелинов, злых королей. Просто есть люди (или не люди), которые делают определённые поступки в соответствии со своими целями и принципами.

Книгу читают, читают постоянно. Предлагают её всем друзьям и родственникам. Цитируют на форумах и в школьных сочинениях. В конце концов, книга принимает мятый и затрапезный вид. Тогда её отдают кому-то и покупают новое издание этой же книги.
дверь door

Алафакенбама или последний герой

Итак, что произошло в Алабаме. Именно то, чего так долго ждали любители короткоствола.

Один крутой мэн, бывшая спецура из горячих точек, прогуливался по магазинам. И вдруг он увидел, как какой-то неадекват достаёт пистолет и стреляет в кого бог пошлёт. Мэн понял, что его долг - спасти цивилов от ужасной смерти. Он достал свой пистолет, и... И его тут же пристрелил пробегавший мимо мент.

Крутой мэн был чёрным. У него было разрешение на скрытое ношение оружия. Полиция потом извинилась.
дверь door

(no subject)

Я жутко злой вещь скажу. Было бы прекрасно, если б те, кто зарабатывает политические очёчки на отсидке Светланы Бахминой и те, кто зарабатывает политические очёчки на смерти Ани Бешновой, встретились бы друг с другом в уютном тёмном месте и взаимообразно набили морду.
дверь door

"Я к тебе иду по трупам, не по морю, как умею..."

Г.Л.Олди "Я был Одиссеем"

Я знаю, что боги жестоко играют с провидцами,
Я знаю, Итака — замызганный остров в провинции,
Где ждут без печали
И встретят, увы, без веселья,
Судьба беспощадна, твои измеряя провинности,
И смерти причина банальна: нехватка провизии, —
Но все же я был Одиссеем.

Я знаю, что к кручам Скамандра, конечно же, шли не мы,
Что Троя забыта, а после раскопана Шлиманом,
И суть не в Цирцеях,
Когда распадаются семьи,
Шуршит неизбежность по сердцу рифлеными шинами,
И дело не в страсти, не в памяти, даже не в имени...
Но все же я был Одиссеем.

Гомер одряхлевший в маразме скучает под липами,
Страдая склерозом: какими такими Олимпами
Мы грезили, братцы?
В итоге мы жнем, где не сеем.
Я знаю, риф прошлого мифа усеян полипами,
Забыты Аякс, Менелай, Агамемнон и Тлиполем,
Но все же я был Одиссеем.

Нас мало. Нас горстка. Быть может, лишь двое иль трое нас.
Мы плыли к Итакам. Мы насмерть стояли под Троями.
Нас жены дождались.
Мы в борозду бросили семя.
Вселенная, в сущности, просто и плоско устроена,
А странников участь — плыть к дому и брезговать тронами...
Я знаю. Я был Одиссеем.