January 10th, 2016

дверь door

Бедность - форма жизни

Получил линк на интервью вдовы Кличко Тодоровского бульвару Гордона, под интригующим названием "Михалков с Путиным красиво похоронил моего мужа" (ты ж вдова сценариста, бджад, добавь букву "и" к слову "похоронил"). Читаю следующие один за другим абзацы:
"...супруга знаменитого режиссера рассказала о своей нынешней жизни, о том, кто мешал ей осуществлять планы, о своих трудностях и нищете."
"В этом году 82-летняя вдова режиссера сняла на собственные средства фильм по сценарию Петра Ефимовича "Встречи на Эльбе"."

Плакал весь, дальше не смог...
дверь door

Пир книголюба

Юлий Валин "Дезертир флота"
Книга входит в основную серию фентези Валина, но представляет собой необычный случай этакого "пассивного пападанчества": события подаются от лица аборигена, вынужденного контактировать с попаданцами. Впрочем, это не основной мотив книги. Книга представляет собой типичный "роман взросления": главный герой в юном возрасте очень хорошо научился выживать, но теперь ему приходится учиться жить, принимать решения, отвечать за себя и за других.

Фуа с взведенным арбалетом слез с повозки. К нему подошел долговязый Бат с плотницким топором, посмотрел вокруг и спросил:
– А кто тут кого грабил?
– Видимо, мы – их. Раз они уже лежат, – пояснил фуа. – Мертвым добыча не нужна.
– Добыча – не добыча, – сказал Бат, скребя в курчавой черной шевелюре, – а у вот этого покойника сапоги хорошие. Пропадут ведь?
– Военная добыча – законное дело. – Квазимодо соскочил с пофыркивающего от близости трупов вороного. – Вполне можешь стаскивать сапоги.
Бат потянул сапог, но тут же остановился, в некотором ошеломлении глядя на вытирающую кровь с ножа девушку. Двое раненых разбойников уже успокоились.
– Она у нас добрая с детства, – пояснил вор. – Прямо перенести не может, когда люди долго мучаются.
– Ну да, ну да, – согласился Бат, – то-то я смотрю – из лука молодая госпожа бьет сразу наповал. Видно, давно вы светильниками торгуете.
– Точно, – подтвердил фуа, – как на Южном берегу начали, так и остановиться нет никакой возможности. Клиенты так и прут…


Оценка: 3 из 4

Наталья Игнатова "Бастард фон Нарбэ"
Книги Игнатовой мне нравятся её талантом выпукло описывать людей, для которых вера - образ жизни. Это немногим удаётся. Книга написана в традициях космической оперы, но в этих рамках ей тесно - автора швыряет от шпионского триллера до философской притчи. Книга написана очень концентрированно, жестко, неожиданный, но логичный финал закрывает все сюжетные линии.

— Братья и сестры, — голос, привыкший отдавать команды, а не вести беседы в зале капитулов, заставил и без того взволнованное собрание встряхнуться, — я обвиняю Константина Болдина и Юлия Радуна в убийстве священников. У меня нет доказательств. Ни у кого из нас нет доказательств. Но я клянусь Господом, что цех был заминирован и взорван. Моё слово — против слова Болдина. Моё слово — против слова Радуна. Они виновны.
Именно этого выступления и ждали от Лукаса фон Нарбэ, и всё же зал загудел голосами. Великий Кардинал с неподобающей сану живостью вскочил с кресла, устремился к Лукасу, по дороге успев похлопать по плечу церцетария-докладчика, возвращавшегося на своё место.
— Это очень серьёзное заявление, — заговорил он бодро, едва переступил через границу круга, — но мне кажется, братья и сёстры, что ни у кого из вас нет сомнений в том, что клятва истинна. Кто из нас усомнится в слове рыцаря?
Великий Кардинал сделал паузу и оглядел зал, как будто и впрямь полагал, что найдёт сомневающихся. Массивный, высокий, в развевающейся алой сутане, он был выше Лукаса на две головы, и рыцарь Десницы почти потерялся на фоне его высокопреосвященства. Впрочем, Лукаса фон Нарбэ уважали не за рост. И слово его действительно весило больше, чем все клятвы всех маркграфов вместе взятые.
Законы Империи Шэн — удивительная штука. Если священник клянётся Господом, слова его не подвергаются сомнению. И это правильно. Потому что за всю свою историю церковь не принесла ни одной ложной клятвы.
С Богом не шутят.
— Виновны! — вынес вердикт Великий Кардинал. — Спасибо, дитя моё…
Лукас глянул на его высокопреосвященство исподлобья, молча кивнул и вышел из круга.


Оценка: 3 из 4