December 27th, 2015

дверь door

Путь в архипелаге

Март разлил по чашкам чай, раскусил один ётон. — Я семь дней думал над своим поведением. И понял, что мне еще учиться и учиться, а пока я даже грех гордыни освоить не могу.
— Ты думал семь дней, чтобы прийти к выводу, о том, что неправильно грешишь? — восхищенно уточнил Андре. — Мальчик мой, да ты мог бы быть аристократом!
— Да ну тебя, в самом деле! Я тут душу изливаю. — Март уставился в чай, что-то посчитал на пальцах и ухмыльнулся. — Знаешь, мы встретимся с «Сонсарком» примерно через два месяца. Думаю, мне хватит этого времени на то, чтобы поработать над грехами. И для начала, не «мальчик мой», а «преподобный отец».
— Я запомню, — протянул Андре.


Мне в детстве очень нравились книги Крапивина. И сейчас нравятся, хотя они изменились. Я человек сильно занудный, задумался: ЧЕМ мне нравились и нравятся книги Крапивина. Ответ получился интересный. Книги Крапивина содержат сюжетообразующее допущение: вера его героев настолько крепка, что позволяет выдержать бой с высшими клириками этой веры.

Вероятно, по этой же причине мне нравятся книги Натальи Игнатовой. И "Князь Света", хотя он немножко не о том.