March 28th, 2013

дверь door

Елена Михайлик

А патриций Империи сегодня вдребезги пьян.
Ему снится Дунай и горький речной туман,
Ему снится камень и дымные облака,
Неуютная, ускользающая строка.

Не добудишься – а кто сегодня не пьян?
И чего б нам не пить, мы успели под Орлеан.
Пересмешник запел, берега под луной темны.
Этот мир уцелел до следующей весны.

А весной – сухой перестук копыт и забот
И с любого холма уходит война в полет.
Там, где рвется основа, где гибель идет как сель,
Там где гаснет слово, патриций находит щель.

В промежутке, в цезуре, выравнивается строй,
Обрывается буря, откатывается прибой.
Против хода истории, против разлива – щит.
Мы – сейчас. Мы – живы. Время еще стоит.

Утром примется воздух глотать пересохшим ртом.
Ничего не запишет – потом не будет потом,
Ни на этих равнинах, ни в праздничных кущах, где,
Водомерка бежит по прозрачной вечной воде.

А покуда туман – лети, наслаждайся, пей,
А река давно за чертой паннонских степей.
Но она велика, ее слышно издалека.
Мы успеем, мы успеваем. Еще. Пока.