November 26th, 2006

дверь door

О мёртвых либо...

Марио в последний раз оглянулся, пытаясь засечь "хвост", и проскользнул в суши бар. У КГБ длинные руки, даже здесь, в центре Лондона он не чувствовал себя в безопасности.

Подполковник ждал его за столиком в тёмном углу бара. Перед ним стоял поднос с роллами суши и бутылка Асахи. "Здравствуйте, Алекс," - сказал профессор, - "у меня есть то, что Вам нужно." Подполковник взял суши, макнул в соевый соус, посыпал чем-то сверху, откусил... Не дождавшись ответа, Марио продолжил: "Политковская. Её убил Путин. Лично." Литвиненко внимательно изучил недоеденное суши, поморщился и бросил его под стол: "Детали..."

- Во-первых, Путин и Политковская жили в одном городе, в Москве. У Путина было гораздо больше возможностей её убить, чем у остальных 150 миллионов русских...
ФСБшник потянулся к следущему суши, проделал с ним те же манипуляции: посыпал, макнул, откусил... Марио понял, что пока не произвёл на него впечатления.
- Во-вторых, я получил от посредника ксерокс запрещённой газеты "Москоу Эхо". Там опубликована последняя статья Политковской. В ней она обзывает президента такими словами... Вот он и не выдержал.
Литвиненко щелчком отправил под стол огрызок, взял очередное суши, предпоследнее на тарелке. Марио заметил, что тот посыпает суши каким-то серым порошком...
- И, наконец, самое главное! Мне удалось раздобыть расписание дня Путина. Да, на тот самый день! Там два часа отведено на "просмотр корреспонденции". Но как бы Путин смог читать свои письма - ведь у него нет лаптопа с Интернетом ? А этих двух часов как раз достаточно, чтобы поймать такси, добраться до её дома, и...
Подполковник посыпал порошком последнее суши. Есть не стал - аккуратно, двумя пальцами запихнул его под оббивку стула.
- Профессор, Вы мне очень помогли. Я рад, что есть люди, которые готовы рисковать своей жизнью ради свободы России от кровавого путинского режима. Я свяжусь с вами, когда будет возможность...

Подполковник встал, бросил несколько пятидолларовых бумажек на стол и тяжёлым шагом направился к выходу. Из кармана у него тонкой струйкой тёк серый порошок. У Марио сдавило сердце - каким-то шестым чувством он понял, что больше не увидит этого мужественного человека живым...